Г

Горелов Дмитрий

«Снаряды летели с рёвом…»

Дмитрий Горелов, во 2-й кампании в Чечне заместитель командира 84-го отдельного разведывательного батальона по тылу, подполковник.

— На погрузку и сборы нам дали трое суток. В службе тыла батальона было двенадцать человек. У нас было четыре топливозаправщика, потому что самое главное — это обеспечение горючим, четыре кухни. Имелась и водовозочка прицепная. На каждую роту по одному «Уралу» под имущество. И два «Урала» для боеприпасов. Под продовольствие — ещё один. Получили продовольствие на путь следования, новые печки, новые палатки, фонариков нам разных надавали, свечек парафиновых. Укомплектовали всем необходимым. С собой брали продукты только в дорогу, а на месте мы должны были подключиться к другой системе снабжения.
В пути следования кухни стояли в одном вагоне, готовили на ходу, а на станции термосами по вагонам разносили. Это было трудно. И надо было не проспать станцию, чтобы заправиться водой. Повара спали в вагоне с кухнями. Все продукты были здесь же, и я здесь ночевал. Место дислокации меняли часто. Не успеешь приехать, только разместишься, узнаешь, где вода, сутки-трое — опять менять место. Всё имущество надо погрузить, а людей нет, объём работы при погрузках был большой. Первый хребет — Терский. Машины все — гружёные под завязку, «КамАЗы» с прицепами. Дороги такие, что не разъедешься. Если одна машина вставала, сразу её вторая вытаскивала. Только ночью было видно, где идёт война. Слева ракеты взлетают, значит наши, так для себя думаешь. Одни части шли по хребтам, другие по равнине. Ночью, часов в 12 — работали «Грады», залпами. В пути солдатам раздавали сухие пайки. А обычно — приготовили пищу, разнесли в термосах, потому что стояли рядом. Одна рота стоит, через триста метров — вторая, и где-нибудь в овражке штаб батальона, и рядом обязательно ПХД (пункт хозяйственного довольствия — авт.). Часа в два ночи где-то постреливают, и вдруг — залп реактивных установок «Град». Был такой вой, снаряды летели с рёвом, непонятно откуда. Страшно было. Такой грохот!
Первая поездка в Моздок — в составе колонны. Мне нужно было получить продовольствие, а потом начал ездить в Моздок один, без сопровождения. Надо срочно, и поехал. С Женей Лобановым на «Урале» и ездили, знал, что машина надёжная, если на мину и наскочишь, то передний мост выкинет, а пассажиры ещё целы. На стёкла вешали бронежилеты, чтобы была хоть какая-то защита от пуль. Один раз в тумане заблудились. Пока солнце не встанет — вообще ничего не было видно.
Когда мы встали под Урус-Мартаном, там для тыла проблем уже не было. Основная задача была — получить теплые вещи. Как раз группы стали забрасывать вертолётами в горы. Все получили спальные вещи, свитера, валенки, резиновые сапоги — потому что такой грязи, как в Чечне, я больше не видел нигде. Забрасывали вертолётами в горы вместе с разведгруппами палатки, печки, теплые вещи, сухие пайки.
Работа тыловиков на первый взгляд незаметная и негероическая, но она была очень важной в боевых действиях.

Награды: орден «За военные заслуги», медаль Суворова.
Проживает в Советском районе.
ГЕРОИ